Атмосфера на Соборе была здоровой, дискуссии открытыми, даже иногда острыми — митрополит Митрофан

О встрече с Президентом, которая не состоялась, о том, как проходил Собор епископов и о некоторых домыслах вокруг этих событий — актуальное интервью Постоянного члена Священного Синода УПЦ, Председателя отдела внешних церковных связей, митрополита Луганского и Алчевского Митрофана для Информационно-просветительского отдела УПЦ.

— Владыка, Вы были одним из непосредственных участников Собора епископов УПЦ, который вчера состоялся в Киево-Печерской Лавре. В связи с тем, что не состоялась встреча с Президентом, в некоторых СМИ возникло много искажений, версий и догадок. В частности, говорится, что Предстоятель УПЦ и Священный Синод собрал Архиерейский Собор в Лавре для того, чтобы все архиереи оставались в Лавре и не могли поехать на встречу к Президенту. Как Вы это прокомментируете и что скажете о том, какой в целом была атмосфера на Соборе?
— Как нам рассказывал Блаженнейший Митополит Онуфрий, еще на этапе подготовки встречи наш Предстоятель сразу предложил Президенту провести ее в Лавре, и Президент сначала согласился. Из Митрополии было отправлено всем архиереям письмо, который датировался 8-ым ноября этого года, с благословением от Блаженнейшего Митрополита Онуфрия и за подписью митрополита Антония, чтобы все архиереи 13-го ноября собрались для встречи с Президентом в Киево-Печерской Лавре в корпусе №45.

Однако якобы кто-то из окружения Президента посоветовал ему не ехать в Лавру, чтобы это не было воспринято как выражение поддержки нашей Церкви. Так или нет, не знаю, но по неизвестным нам причинам место встречи Президентом было изменено. И наши архиереи получили приглашения из Администрации Президента, датированные 9-ым ноября, на ту же дату на встречу с Президентом, но уже в «Украинский дом». Владыки, в определенной степени, были дезориентированы, куда им ехать, поэтому все собрались в Лавре, ведь для архиереев благословение Священноначалия имеет приоритетное значение. В такой ситуации Блаженнейший владыка решил спросить мнение епископата. А потому для разрешения этой коллизии и было решено созвать экстренное заседание Священного Синода, для того, чтобы, пользуясь присутствием в Лавре всего епископата, обсудить и решить этот и другие вопросы.

Никто не закрывал архиереев в Лавре, никто их не изолировал от встречи с Президентом, но была необходимость соборно обсудить этот вопрос. Блаженнейший Митрополит Онуфрий на Соборе дал возможность высказаться каждому архиерею. Преимущественно, мнение архиереев было практически единогласным: чтобы эта встреча состоялась в Лавре. Когда было принято данное решение, то был совершен телефонный звонок в Администрацию Президента с сообщением, что наш епископат ждет Президента в Лавре. Кроме того, в присутствии членов Собора состоялся телефонный разговор Блаженнейшего владыки с Президентом, во время которого Предстоятель сообщил Главе государства мнение практически всего епископата. Выслушав, Президент отказался встречаться. Поэтому, подчеркиваю, что именно Президент отказался от встречи. Мы все ждали его в Лавре. Как сейчас все это комментируют в Администрации Президента и наши оппоненты — пусть остается на их совести.

Поскольку собрались все архиереи и их присутствие составляло кворум Собора, то, конечно, мы рассмотрели и другие вопросы, которые сегодня волнуют Церковь.

— То есть, у епископата Украинской Православной Церкви была готовность встретиться с Президентом и желание вести диалог…
— Конечно, такая готовность была, потому что нам было и есть что сказать Президенту в свете тех последних событий, которые происходят в нашей Церкви, в нашем обществе. Бесспорно, у нас есть много вопросов относительно тех высказываний Президента, которые он направлял в адрес нашей Церкви, причем некоторые из них носят откровенно оскорбительный характер.
Но главным является то, что мы заинтересованы в том, чтобы Глава государства услышал голос своего народа. Ведь архиереи представляют не только самих себя, но и духовенство и верующий народ. В большинстве епархий состоялось епархиальное собрание или заседание Епархиальных Советов, на которых была высказана поддержка Предстоятелю нашей Церкви Блаженнейшему Митрополиту Онуфрию и тому каноническому статусу, который сегодня имеет наша Церковь.

— Владыка, чувствовалось ли единство епископов на Соборе?
— Единство епископов было очевидным, даже несмотря на различные мнения, которые высказывались участниками. Атмосфера на Соборе была здоровой, дискуссии были свободными, открытыми, даже иногда и острыми.

Хотя митрополит Черкасский и Каневский Софроний в своем интервью, которое он дал «Главкому», говорит, что все епископы якобы сидели тихо, боялись и слово сказать. Говоря так, владыка Софроний лукавит. Никто никому не мешал и не отказывал в желании высказать свою точку зрения. Не секрет, что митрополит Софроний имеет свою позицию, которую он неоднократно озвучивал. Никто его не перебивал, не запрещал говорить, как и всем остальным участникам Собора. А говорит владыка Софроний все то, что он думает, с присущей ему эмоциональностью. Высказывал свое мнение и митрополит Винницкий и Барский Симеон, который также имеет свою точку зрения на все, что происходит.

Поэтому, повторюсь, беседа и дискуссия на Соборе были достаточно открытыми, откровенными. Результатом стало совместно принятое и подписанное практически всеми (кроме одного архиерея) присутствующими Постановление. Таким образом епископат нашей Церкви показал свое единство и поддержку Блаженнейшему Митрополиту Онуфрию.

— Каковы Ваши личные впечатления от проведенного Собора?
— Считаю, что Собор, который состоялся, был очень вовремя созван. О проведении такого Собора архиереи говорили между собой уже достаточно давно, учитывая те события, которые сегодня происходят в нашем государстве, в нашем обществе и в нашей Церкви. Сформировавшееся Соборное мнение нашего епископата является очень важным, и мы надеемся, что с ним будут считаться.
Мое личное впечатление положительное — и от проведенного Собора, и от тех дискуссий, которые состоялись.

— Владыка, но некоторые оппоненты говорят, что Собор был созван поспешно, как выход из той ситуации, что Президент не приедет на встречу с епископатом в Лавру.
— Проведение такого Собора обсуждалось в частных беседах епископов уже довольно давно, поэтому этот Собор не был чем-то неожиданным для архиереев. Наоборот, когда стало известно о том, что будет проводиться такой Собор, все поддержали эту идею.
Конечно, согласно Уставу УПЦ, инициирует созыв Собора Предстоятель УПЦ, а Священный Синод принимает соответствующее решение. Вполне логично то, что мы воспользовались той возможностью, что почти весь епископат был в Киеве, и провели Собор, о созыве которого говорилось, как я уже неоднократно сказал, давно.
Мы имеем право созвать и экстренные Соборы, и заранее спланированные Соборы. Здесь нет ничего удивительного, ничего такого, что выходит за некие границы церковной традиции и Устав нашей Церкви.
— Ваше Преосвященство, в завершение нашей беседы, что бы Вы пожелали верующим нашей Церкви?
— Хотел бы пожелать, конечно, чтобы верующие усилили свои молитвы за нашу Церковь и ее Предстоятеля Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, за Президента, за весь наш народ, за мир в стране. Подобный призыв есть в постановлениях Собора, и это не просто красивые слова, а в этом действительно нуждается наша жизнь.

Важно, чтобы люди не впадали в отчаяние, чтобы были готовы даже перенести возможные испытания, укрепляя себя верой в то, что над всеми нами есть Господь, Который все устроит так, как будет на то Его святая воля, и так, чтобы это служило для спасения и пользы человеческих душ.
Источник: http://news.church.ua/

Александр Брусникин    14 Ноябрь 2018